anthrax_urbex (anthrax_urbex) wrote,
anthrax_urbex
anthrax_urbex

  • Music:

«Сигнал из Космоса»



Система «Орбита» была создана в СССР для ретрансляции телесигнала из Москвы по всей стране. К 1967 году была развернута сеть телевидения с использованием искусственных спутников. Эта система, использовавшая развернутую тогда же спутниковую группировку серии «Молния» и сеть приемных станций, обеспечила прием Центральной программы ТВ из Москвы на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке. Две первые станции Иркутской области в Иркутске и Братске начали работать в 1967 году. Это позволило транслировать программы центрального телевещания, при этом дубль «Орбиты» на Восточную Сибирь именовался «Орбита-3». Программы на данный регион из Москвы шли для удобства зрителей со сдвигом программной сетки в 5 часов, но уже напрямую из нового московского Останкинского телецентра, открытого также в 1967 году. До того телецентром служил комплекс на Шаболовке. При этом телевидение в Иркутске появилось еще в 1957 году, когда там был открыт большой телецентр с телевышкой. Однако до 1967 года с иркутского телецентра вещались только местные телепрограммы, так как телевизионной связи с Москвой не было. В этом блоге я расскажу о заброшенной станции «Орбита-3» под Иркутском.

Изначально «Орбиту» собирались подчинить радиостанции №2 в Патронах, которая занималась магистральной связью от Москвы до Камчатки. Первая частота, на которой стала работать аппаратура станции составляла 990 МГц. В этом диапазоне было много радиопомех, которые создавали радиолокаторы, построенные вокруг Иркутска, в особенности локаторы аэропорта. И для строительства искали свободное от этих помех место. Стройплощадка была развёрнута в низине, возле самого залива. К тому же станция стала бы хорошим и нужным дополнением радиостанции.

1. Станция разместилась на территории, площадью 0,6 Га. Объект выкуплен новым собственником и находится под охраной.



Станция строилась народным методом, львиную долю средств выделил трест Ангарстрой. Он же стал генподрядчиком. Было что-то вроде конкурса. В то время по Советскому Союзу было запланировано построить двадцать станций. И те города, которые поторопились и были заинтересованы смогли собрать деньги. Им удалось быстро осуществить строительство. Оборудования поступало очень много, площадка была в тайге, никакого дорожного покрытия не было. Завозились ящики, устраивали стеллажи, выгружались, закрывались и строили здание. Одновременно строительные работы немного мешали работе с аппаратурой. Но тем не менее, здание было построено, всё ещё была необходимость во внутренней отделке, но оборудование уже начало «дышать».

2. С 1967 года станция была только приёмной и принимала один московский канал. В середине 80-х годов стала приёмопередающей. Один канал она принимала всегда, даже когда в нулевых стали передавать два канала. «Орбита» ограничивалась приёмом лишь на один радиорелейный канал. Антенна его установлена на вышке, которую видно на фото слева и принимая сигнал с антенны, передавала его на городской телецентр и оттуда в эфир.



Когда станция начинала работу было довольно трудно найти специалистов и основной проблемой было жильё для них. Был запроектирован дом на 12 квартир, но следы этого дома потерялись, как и деньги. Постепенно получилось так, что телецентр стал больше заинтересован в подчинении себе этой станции. Небольшое расстояние в 22 км и прикреплённый автомобиль решили эти проблемы. Правда с жильём дела всё ещё обстояли неважно. 13 октября 1967 года была получена первая картинка, показывали портрет Алексея Максимовича Горького. Он был получен в негативе. Только «Орбита» навелась на спутник, как сотрудники станции получили картинку. Они переключили полярность видеосигнала, и картинка пошла в нормальном виде.

3. Начало эксплуатации станции датируется 16-м декабря 1967 года. Госкомиссией был подписан указ, был банкет в ресторане, всё как положено. С пуском «Орбиты» в день 50-летия Октябрьской революции началась новая эра иркутского телевидения.



4. Антенна ТНА-57 выполнена по схеме Кассегрена — система двух зеркал. ТНА-57 — это типовая конструкция приёмо-передающей антенны для систем «Орбита».



Чтобы осуществить приём цветного телевидения провели первое усовершенствование оборудования, расширили полосу пропускания. Выбор пал в сторону SECAM — это система аналогового цветного телевидения, разработка которой началась во Франции в конце 1950-х годов. Стандарт НИИР тогда был только в макете и потенциально мог превосходить своих конкурентов.

5. Антенна диаметром 12 метров и весом 5,5 тонн, сделана из алюминия с высокой точностью, допуск от теоретически заданной параболы составлял 1,5 мм. Из центральной части большого зеркала выходит волноводно-рупорный облучатель, источник ЭМВ (электромагнитных волн). Этим облучателем заканчивается волновод, идущий от передатчика.



Когда стало очевидно, что выбор может остановиться на отечественной системе НИИР, французы признали систему SECAM совместной советско-французской, что избавило наших производителей телевизоров от патентных отчислений. Это и стало решающим фактором при принятии нового стандарта в СССР. Дополнительным аргументом стал визит президента Франции Де Голля в Москву, к которому были подготовлены постановления Совмина и ЦК о выборе системы цветного телевидения. Также в пользу SECAM сыграл тот факт, что в декодерах этого стандарта не требуется кварцевый резонатор — дефицитный и дорогой на тот момент радиокомпонент, а к ультразвуковой линии задержки предъявлялись более скромные требования по точности, чем в стандарте PAL. Из-за особенностей последнего, отклонение времени задержки не должно превышать 5 наносекунд, тогда как в системе SECAM допустимо отклонение до 30 наносекунд.

6. Комплекс строений станции состоит из «шайбы», на которой установлена антенна и пристройки для работы и обслуживания.



При переходе к цветному телевидению в 1969 году сотрудники «Орбиты» испытывали трудности. Местные линии связи не были рассчитаны на передачу сигнала с большими фазовыми искажениями, для которого требовались приспособленные кабели и аппаратура. Поэтому было трудно осуществить качественное вещание. Тем не менее, когда система была принята, Французы передали всю документацию и институт радио (НИИР) начал разрабатывать аппаратуру и давать методику на перестройку станции. Нужно было расширить полосу частот, пропускаемых каналом, выровнять фазовые характеристики. Была проделана довольно кропотливая работа, были присланы специалисты из Москвы, а также около 20-ти человек от Югославии, Болгарии и других стран. Они месяц пытались «расшевелить» новую аппаратуру. Перестраивая станцию, они разбирали и снова собирали усовершенствованное оборудование. В конце концов дали первую цветную передачу по каналу. Частота сигнала в 990 МГц, ширина полосы примерно 18 МГц. Это позволяло передать сигнал цветного телевидения.

7. Опорно-поворотный механизм.



Когда оборудование как следует отрегулировали, на станции решили сделать показ цветной передачи для министров связи социалистических стран. Из Останкино должно было идти цветное вещание. Министры заполнили станцию, а принимал гостей зам. министра связи СССР Талызин. Был оговорен порядок и график трансляции, установлен телетайп и громкая связь, кабели громкой связи пробросили до самой Москвы. И вот включилась картинка. Но почему-то неподвижная. Белая астра на синем фоне. После полуторачасового простоя Талызин попытался дозвониться в Москву по телетайпу. Вызвали Останкино, Шаболовку. Дали живую картинку — ансамбль Игоря Моисеева: танцоры в белых рубахах и черных трико. И все это бело-черное — на затемненной сцене. Они прыгают, а в зале немота. Никто из министров не проронил ни слова. До сих пор непонятно: то ли в Москве там не были настроены цветные камеры, то ли такой цвет естественный был. В общем, это было фиаско.

8. Электропривод для отслеживания углового направления за объектом.



Первый диапазон «Орбиты» в 990 МГц требовал для себя волновода, по нему сигнал подавался от антенны вниз к аппаратуре. Волновод представлял из себя трубу, 150x300 мм, сделанную из меди 2-3 мм толщиной и общей длиной около 15-ти метров. Всю систему нужно было обеспечить возможностью поворота антенны, сам же волновод не должен был проворачиваться и это было довольно сложно реализовать. Сама антенна диаметром 12 метров и весом 5,5 тонн, сделана из алюминия с высокой точностью, допуск от теоретически заданной параболы составлял 1,5 мм.

9. Окна установлены так, чтобы освещать аппаратный зал в дневное время, не прибегая к электроосвещению.



Настройка антенны была тоже очень непростой. Первые измерения были сделаны радиоастрономическим методом по одной из звёзд Кассиопея. Она дала спектр неизменной мощности, после настройки на которую приёмник выдавал определённый уровень сигнала. Антенна и облучатель антенны корректировались таким образом, чтобы стало возможно улучшить сигнал.

10.



Спутники имели и недостатки. Общей проблемой для первых аппаратов серии «Молния-1» было быстрое падение мощности, снимаемой с панелей фотоэлектрических преобразователей. Причиной было плохо изученное на тот момент влияние радиационных поясов Земли, а также термоциклирование (на каждом витке температура элементов солнечных батарей резко меняется с +120°C на освещённой части траектории, до −180°C в тени). После старта КА «Молния-1» выводились на промежуточную орбиту, а затем включением двигателя последней ступени ракеты — на высокоэллиптическую 12-часовую орбиту «Молния» с апогеем около 40 000 км, который находился над Северным полушарием. Такая орбита обеспечивала длительность сеансов связи около 10 часов для пунктов, расположенных на территории СССР и стран Северного полушария.

11. На площадке справа виден зеркальный прожектор ПЗМ-35 с лампой ДРЛ-250.



Это как подброшенный вверх камень, кидаешь его, он останавливается в самом верху и затем стремится обратно. В это время большая часть сеансов (3-4 часа) проходила без помех. А затем спутник скрывался за горизонтом и нужно было запускать следующий спутник. Когда тот тоже находился в верхней точке и можно было вести сеанс. Всё это конечно было неудобно. Стационарные спутники тогда ещё не могли запустить. И самая большая мощность передатчика на борту спутника была 460 ватт.

12. Большое (рефлектор) и малое зеркала.



Место для строительства земных станций «Орбита» старались выбирать максимально близко к телецентрам, причем так, чтобы исключалось влияние помех со стороны тропосферных радиорелейных линий, работавших в том же диапазоне частот. Важным решением при разработке системы был переход к применению сравнительно малых параболических антенн, с диаметром зеркала 12 метров. Была проведена разработка антенны и антенно-волноводного тракта, системы наведения и сопровождения антенны, приёмных и передающих устройств, малошумящего параметрического усилителя, охлаждаемого жидким азотом.

13. Конструкция надёжная, но антенна собрана из алюминия и эту конструкцию легко погнуть без подручных средств.



Чтобы улучшить соотношение сигнал-шум на первых «Орбитах» устанавливали охлаждаемые параметрические усилители. Усилитель помещался в криостат, который представлял из себя герметичный стакан с рёбрами для увеличения площади охлаждаемой поверхности. Он погружался в жидкий азот. Особенность параметрических усилителей в том, чтобы получить низкий тепловой шум при усилении частот, принимаемых антенно-волноводным трактом, и чтобы сама частота после охлаждения усилителя оказалась в его рабочей точке. В тёплом состоянии этот усилитель имел одну центральную частоту, а после охлаждения эта частота уходила, усиление уходило, она как бы упреждала характеристики, чтобы всё после охлаждения вставало на своё место.

14. Через люк можно попасть внутрь антенны, здесь в центре хорошо виден волноводно-рупорный облучатель.



Общее усиление аппаратуры было порядка 40 дБ. Принцип действия параметрического усилителя напоминает качели, он за период попадает в верхнюю точку дважды. Таким образом можно было синхронизировать эту подкачку от усилителя и в сигнальный контур усилителя добавлялась энергия и происходило усиление сигнала. Дальше обычное усиление — на промежуточной частоте, которая составляла около 70 МГц, было преобразование. Но были хитрости. Применялась частотная модуляция видеосигнала в канале и был шумовой порог. Когда помехи начинали превышать какой-то порог и резко увеличивались в виде шумов, был применён синхронно-фазовый детектор, он немного помогал. Когда спутники стали иметь уже 40 Вт мощности, можно было применять стандартный частотный детектор и получать хорошее качество.

Ещё одна особенность у первой «Орбиты» — это звук, который передавался в видеоканале. На площадках синхроимпульса устанавливались такие импульсы, которые по широте модулировались звуком, потом специальное селекторное устройство извлекало эти импульсы, просчитывало их и модулировало. Получалась экономия полосы передачи.

15.



Позже спутники стали более мощные, частоту изменили до 4 ГГц. Уже стало возможно сделать полосу приёма не 18 МГц, а 300-400 МГц. Изменились конструкции усилителя, они так же охлаждались. Цвет передавался без искажений. Когда шли первые передачи, в первую треть периода работы станции досаждали срывы и помехи, возникающие по причине ограниченной мощности на спутнике. Малейшее отклонение от него направления антенны вызывало помехи.

16.



Были нарекания, жалобы. Появилась целая система контроля. Технический контроль фиксировал каждые три секунды эфира, прошла ли помеха, пропал ли видео- или звуковой сигнал. Контролировали как на самой «Орбите», так и в Москве, всё это сверялось и отправлялось по телетайпу в соответствующей телеграмме. Работники станции приобрели навыки телеграфистов. Каждый сеанс обменивались подтверждениями и замечаниями, довольно суетливо. В наше время при просмотре спутникового телевидения тоже иногда теряется сигнал, но на это никто не жалуется.

17.



Модернизация до третьего поколения подразумевала мощное и совершенное оборудование для того, чтобы происходил обмен информации, а не только циркулярная передача телевидения. Предполагался запуск телефонии. Спутниковая техника начала развиваться показательно от телевидения, но нужно было переходить и на коммерческую основу. Для региональной и межобластной связи завезли аппаратуру третьего поколения. Она была уже не на транзисторах, а на микросхемах. Было и оборудование для закрытой связи. Модернизация началась в 1987 году и проработала до 2000-х.

18. На ступеньке изображён год строительства станции. Свои имена выше оставили и строители.



Первые два поколения были заточены под телевидение. А третье, в основном, под телефонию. Передатчик «Геликон» передавал не только телевидение, но и телефонную связь. В частности, были такие проекты, как Кэмел-трофи (англ. Camel Trophy). Это международные автомобильные соревнования, проходившие с 1980 по 2000 год по бездорожью или труднопроходимой местности. В 1990 году Camel Trophy впервые был проведён в северном полушарии — в Сибири. С «Орбиты» передавали телевизионную картинку для Лондона. Она шла довольно длинным путём, скачки шли через станцию 40000 км в одну сторону и обратно. Один скачок шёл через спутник, а дальше по земле. Оптики тогда не было. Гонка проходила от Братска до Листвянки, участники ехали на джипах Land Rover. Эта табачная компания проводила гонки по всему миру. Сибирь выбрали, потому что здесь шли дожди, была слякоть и плохая проходимость дорог. Трасса проходила от Братска вдоль Ангары, затем конвой переправлялся через реку на другой берег и следовал в сторону Жигалово, срезал на Верхоленск, уходил до Манзурки, от неё напрямик до Байкала и вдоль побережья следовал к Листвянке.

19. Символика на главном корпусе станции в виде двух колец, которые символизируют две высокоэллиптические орбиты. По таким орбитам вокруг земли обращаются спутники связи.



Магнитофоны с видеозаписями привозили на «Орбиту» и отсюда перегоняли картинку. Работал десятый ствол бортового ретранслятора (часть приёмо-передающей аппаратуры бортового ретранслятора, работающая в определенной полосе частот выделенного для данной спутниковой службы диапазона частот), это был ствол, работающий на дальний восток. До этого работали в шестом стволе в телевидении и телефонии. Телефония отключалась, и картинку перегоняли до Гусь Хрустального, оттуда по релейкам (радиорелейный канал связи) до Львова, далее на атлантический борт и в Англию. Из Англии по релейкам на Францию, Германию и другие заинтересованные страны. Такие вот были репортажи. «Орбита» обеспечивала только этот сегмент: Иркутск-Гусь Хрустальный. Организовывалось это серьёзно, вплоть до того, что, когда со связью были проблемы, была скоммутирована телефонная связь, выделенная четырёхпроводная линия (голосовой канал и канал сигнализации отдельно, вызов абонента при снятии трубки), высшего класса. То есть на «Орбите» стоял обычный телефон и на проводе сразу было Останкино.

20. Здание так спроектировано, что для полноценной лестницы до самой крыши не хватило места, поэтому закрученную лестницу продолжили вертикальной. На всех станциях это реализовано по-разному. Например на станции в Бодайбо она прямая под наклоном до самой крыши.



Чтобы работать по спутникам, то есть направлять зеркало антенны в ту или иную точку пространства на небе, особенно по «бегущим» (движущимся по орбите), нужна была следующая система: на «Орбиту» передавали координаты спутника во времени, со сдвигом через каждые 0,7°. Было известно время между двумя точками и местонахождение спутника — угол места, азимут.

21. Запасной выход из подвала пристройки, вентшахта.



22. Входим в «шайбу».



23. Аппаратный зал. Здесь установлены передатчики. Они находятся здесь с момента третьей реконструкции «Орбиты». Передатчики работали на Москву, кроме приёма программ телевидения шла 60-канальная телефония закрытой связи. На переднем плане стоит передатчик «Геликон». С противоположной стороны находились аналогичные передатчики меньшего размера «Грунт», передававшие телефонную связь на Бодайбо (Иркутская область), 12, затем 18 каналов.



24. Здесь шли медные волноводы, по которым сигнал с антенны поступал на приёмник, параметрический входной усилитель которого находился в криостате охлаждаемый жидким азотом. Подвижная часть волновода шла к облучателю, а неподвижная часть шла к передатчику. Между ними находилась «вращалка». Антенна прямо над нами.



Что такое «вращалка» на плоском волноводе? Это механическое устройство из коаксиально-волноводного перехода, которое позволяло передавать излучение передатчика при вращении и наклоне антенны. Нужно было перейти на коксиал (коаксиальный жесткий фидер) с КВП (коаксиально-волноводным переходом), так как в коксиале возможно вращение, а потом снова перейти в волновод и дальше до антенны. «Вращалка» была весом 300 кг со всей герметизацией и прочим. Волновод (полая круглая или плоская труба для передачи СВЧ энергии от передатчика до антенны) должен был обязательно находиться под избыточным давлением, иначе он начнет собирать воду (воздух влажный, он сконденсируется в волноводе). Сначала стояли дегидраторы, они были довольно тяжёлыми и выходили из строя. Потом в волновод просто закачивали избыточное давление воздуха 0,2-0,3 атмосферы, с небольшими утечками, чтобы влага в него не поступала.

25. «Геликон» — это передатчик, состоящий из двух полукомплектов. «Грунт» — это аппаратура МДВЧ (многоканального доступа с высокочастотным уплотнением каналов связи). Передавалось 12 телефонных каналов, но один канал был полностью отдан телеграфу и в нём шло 20 телеграфных каналов. Помимо «Грунта» и «Геликона»в аппаратном зале стояли пульт и стойки управления, приёмные стойки. Вся аппаратура стояла в помещении, каналы связи и передачи информации приходили по проводам, работало два НУПа (необслуживаемый усилительный пункт), один возле Иркутской ГЭС, второй в районе Исхи (Молодёжный).



26. Каждый полукомплект
«Геликона» мог выдать на борт по 1,5 кВт мощности. На выходе стоял клистрон, предварительное усиление на лампе бегущей волны, а перед ним всё оборудование было транзисторное. Клистрон — электровакуумный прибор, в котором преобразование постоянного потока электронов в переменный происходит путём модуляции скоростей электронов электрическим полем СВЧ (при пролёте их сквозь зазор объёмного резонатора) и последующей группировки электронов в сгустки (из-за разности их скоростей) в пространстве дрейфа, свободном от СВЧ-поля.



27. Панель управления режимами передатчика.



28. Довольно сложный передатчик работал в СВЧ диапазоне от 6-го до 10-го канала. Передача телевизионного сигнала шла на частоте 6 ГГц, приём — на 3 ГГц. Для того чтобы работа была стабильной, кварцы (кварцевые резонаторы — небольшой радиоприбор с пластинкой кварца внутри и припаянными к ней электродами, грубо говоря механическая колебательная система, при приложении к плоскостям кварца напряжения, он начинает генерировать электрические колебания высокой частоты) везде были одинаковые, а количество умножений было разное для гетеродинов (маломощный генератор электрических колебаний, применяемый для преобразования частот сигнала). Кварцы работали в районе 100 МГц, они работали так же и на третьей механической гармонике (частота кварца, находящаяся выше рабочей троекратно 100 МГц=300 МГц (третья гармоническая частота)), всё это оборудование настраивалось и менялось. Клистроны тоже перестраиваемые. Для того чтобы передать телевизионный сигнал нужно было около 700 Вт. Для телефонии уже меньше.



29. Передавали также 60 телефонных каналов. Все телефонные каналы шли через ЗАС (засекречивающая аппаратура связи, укрытие информации) и оцифровывались. Передача этих телефонных каналов осуществлялась с помощью аппаратуры МДВУ — это система многостанционного доступа с временным уплотнением. Приходил непрерывный поток информации, он оцифровывался и по времени сжимался до пакета (это конечный объём информации, имеющей адрес, длину сообщения, и т.д.), частота увеличивалась в 8 раз. Получались пакеты в 62 мкс с интервалом в 5 мкс. Одновременно через один и тот же бортовой ретранслятор спутника работало дуплексом с Москвой 4 станции. Была нужна очень точная синхронизация при передаче информации с привязкой по точному времени. Сначала зондирующий сигнал давался очень короткий, он выбирал место, привязывался, синхронизировался, и потом запускалась аппаратная передача.



30. Блокировки аппаратуры «Геликон» были очень строгие. Была задействована двойная ключевая жезловая (ключ-жезл) блокировка. Для того, чтобы попасть в отдел, где работает клистрон, нужно было повернуть оба ключа. Только тогда заблокируются все высоковольтные схемы, чтобы никто не попал под сеть, и чтобы не было возможности открыть все ящики передатчика.



Во время работы «Геликона» на каждом повороте волновода стоял фотодатчик — фотодиод. Фотодиод срабатывал, если в волноводе возникала вспышка при аварии — блоки питания отключались. Питание клистрона — 10 киловольт на аноде (анодное напряжение). Его было необходимо отключать на ближайшем полупериоде, иначе всё выгорит. В случае аварии только сеть набирает полупериод, в этом месте её выключит симисторный выключатель. А светодиоды нужны для того, чтобы контролировать работу этих фотодатчиков, определять их исправность.

31. Сейчас многие помещения здесь опустели.



32. Здесь находилось первое помещение лаборатории, где настраивали и ремонтировали оборудование.



33. Слева от входа расположена щитовая. Справа — щит ввода, слева — распределительные щиты.



34.



35. Бывшая Агрегатная. Здесь стояли электромашинные усилители управления положением антенны.



36. Пульт управления антенной третьего поколения и дополнительное оборудование. С пульта подавались команды к исполнительным механизмам управления положением антенны в пространстве.



В основании антенны для осуществления вращения всего сооружения установлены две системы мотор-редукторов. Через дифференциальные системы редукторов на каждую систему стоит включенный двигатель большой и малой скорости. Если нужен двигатель малой скорости — большой ставится на электротормоза и наоборот. Самое неприятное — это отказы этих систем. Тогда необходимо задействовать ручное управление. В основании вала мотор-редуктора вставляется ручка и крутится и по азимуту, и по углу места, тем самым можно выставить антенну по координатам. Система привода антенны, сделанная из орудийной башни эсминца для «Орбиты», создавалась в сжатые сроки — ничего нового придумывать не стали, просто взяли привод от орудийной башни. Его сделали вместе со стойками управления, поэтому в нём было напряжение частотой 400 Гц для питания моторов. Мотор-генератор «АЛА», мощностью 3,5 КВт, 380 В, 400 Гц
питал пульт управления, стойки управления, магнитные усилители  — оборудование постоянного тока. Стойки же были переменного тока. Корабельная система. В помещении стояли электромашинные усилители. С них подавалось возбуждение и мотор поворачивался в ту или иную сторону. Были как сельсины, так и двигатели СКВТ (Синус косинус вращающиеся трансформаторы) для более точной работы.

37. «Внимание! Запрещается вынимать и вставлять ячейки при включённом напряжении питания».



Только-только начиналась эпоха микросхем. Появились микросхемы 150-й серии. Блок памяти стойки МДВУ — это 400 микросхем К155 РУ2. По пять штук на кассету, и, если одна из них выходит из строя, найти её будет очень трудно. Нужно вытаскивать все микросхемы из печатного монтажа, а он, к слову, двухсторонний.

38. Стойка тиристорного преобразователя. Раньше здесь стояли электромашинные усилители «АЛА», которые после установки тиристорного оборудования привода антенны были демонтированы.



39. В комнате справа от входа изначально стояла азотная машина, использовавшаяся для для получения жидкого азота (температуры -194°C), охлаждавшего параметрические усилители приемного тракта. Из-за плохого качества местной воды от собственной скважины (с большим содержанием сероводорода) машина ЗИФ-700, а в дальнейшем ЗИФ-1000 вышли из строя и азот стали привозить с Ангарского нефтехимического завода (ныне АО «Ангарская нефтехимическая компания»). После демонтажа азотной машины здесь обустроили раздевалку. В следующих за раздевалкой комнатах располагалась вентиляция, после демонтажа которой здесь разместили первые мастерские.



40. Коридор ведущий из «шайбы» в пристройку, которую возвели в 80-е годы. На стене справа сохранился стенд информации. На нём размещались соцобязательства, рабочее расписание, графики дежурств и вся текущая информация. Техническая же информация томами хранилась отдельно. Напротив стенда на подоконнике стоял алоэ, подаренный жительницей села Патроноы. Сначала его хотели выкинуть, но он прижился на этом месте, вырос и в один день расцвёл. Алоэ зовут столетником, потому что он цветёт раз в сто лет. Он выбросил цветонос и распустилась шапка тонких волосков, покрытых маленькими голубыми цветочками. Красотой этой работники могли любоваться лишь пару дней.



41. Рисовал этот стенд художник Елшин Виктор Романович, работавший в то время на Ангарской ТЭЦ.



42. Внутри пристройки.



43. После её строительства мастерскую перенесли в эту комнату.



44. Новый аппаратный цех, где было установлено оборудование МДВУ, МДВЧ и радиорелейное оборудование «КУРС» для телевизионной связи с Иркутским телецентром. Кроме этого здесь находился комплекс приборов для измерений и настроек оборудования станции. Из-за невозможности нахождения вблизи передатчиков первого аппаратного зала, работники переместились сюда. В аппаратном зале, где были установлены передатчики было слишком жарко, шумно и заметно превышен фон СВЧ-излучения (6 ГГц).



45. Переговорное устройство с микрофоном от радиостанции. Использовалась для связи между комнатами, аналог современной конференцсвязи.



46. Здесь расположены индикаторы контроля фазы. В здание ведут две линии электропитания. Сейчас остался один кабель.



47. Кабельная линия вела из города к линейно-аппаратному цеху (ЛАЦ), где стояла аппаратура уплотнения. Эта сигнализация необходима для контроля работы стоек ЛАЦ. Если что-то выходило из строя, то загорался соответствующий индикатор и дежурный, находясь в аппаратном цеху мог увидеть сигнал и принять меры.



48. Кухня.



49. В одной из пустых комнат была найдена эта фотография, напоминающая о лучших временах станции. Она отправится в музей.



50. Секретная комната так называемого третьего цеха, где размещалась аппаратура закрытия сигнала. А сейчас здесь остался только этот сейф.



51.



52. В подвале были обустроены слесарные мастерские и кладовки. Было много лишнего оборудования. По первоначальному проекту подвал строился для установки «мокрого» охлаждения передатчика второго поколения оборудования.



53. Склад ЗИП для оборудования, в основном помещении есть ещё три небольших комнаты-кладовки. Снабженцы всегда просили у инженеров список всего необходимого. Но никто никогда не мог знать, что выйдет из строя в следующий момент. Было огромное количество номиналов радиокомпонентов. Взять тот же диод из параметрических усилителей второго поколения оборудования, он был с четверть спичечной головки. Один такой диод стоил 770 рублей. В одной упаковке в ватке хранилось по десять диодов. Это 7700 рублей, для сравнения «Волга» стоила 5000 рублей. А уронив такой диод на ковровый линолеум можно потратить добрые полчаса на его поиски.



54. Вентиляционная камера.



55. Ниши для вентиляции.



56. Одной из немногих причин сокращения наземной группировки станций «Орбита» стало стремительное развитие цифровых систем связи и передачи информации, переход на которые потребовал бы значительных затрат, а их целесообразность сомнительна в нынешнее время развития спутниковых систем телевидения. В настоящее время использование домашнего цифрового спутникового оборудования позволяет получать изображение высокого цифрового качества, вплоть до HDTV (1080i) и 3D-TV (DVB 3D-TV).



По состоянию на 2019 год по системе «Орбита» осуществляется трансляция на пять зон телевещания. Некоторые наземные станции были уничтожены, какие-то пребывают в запустении, например станция на Чукотке. Однако в пример образцового содержания можно привести станцию в Сургуте.

57. На старом снимке можно увидеть оборудование аппаратного зала: телетайп, стойка-моноскоп, генератор испытательной таблицы, две стойки рядом — аппаратура наведении по углу места и азимуту антенны и пульт управления.



Спасибо за внимание. Возможно, кому-то материал покажется сложным для восприятия, но я лишь хотел сделать эту статью более подробной. На подготовку материала ушёл месяц. Выражаю благодарность своим товарищам, которые помогали с текстом, особенно Максиму Иванову из Советской Гавани. Отдельное спасибо работникам «Орбиты» за помощь в составлении материала, из них принимали участие:
Борис Митрофанович Комаровский — второй начальник станции (1967-2006);
Анатолий Павлович Леоньтев — старший инженер внесменной группы (1969-1994);
Владимир Васильевич Ступак — инженер-энергетик, ответственный за электрохозяйство (1971-2008).
Tags: urbex, антенна, городское исследование, заброшенное, индустриальный туризм, иркутская область, космос, молния, орбита, орбита3, передатчик, связь, спутник, станция, телевидение, телефония
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • «Невидимая Стена»

    Железный лес скрежетал на ветру. Провисшие струны, словно на расстроенной гитаре, слегка покачивались. А ветер, скользя по ним что-то тихо…

  • Центр Космической связи

    Филиал ОКБ МЭИ «Медвежьи Озера» основан в 1958 году и расположен на 26-м километре Щёлковского шоссе, в деревне Долгое Лёдово, в 15…

  • Музей Связи

    В самом центре Иркутска, в одном из двориков домов старой архитектуры располагается Музей Связи. Музей основан Шаповаловым Николаем Федоровичем…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 6 comments